Алкоголизм по фрейду

П. Куттер. Современный психоанализ >> 7. 1. Алкоголизм Определение В этой главе я ставлю тему алкоголизма на первое место , поскольку на сегодняшний момент очень многие люди страдают им.

7. 1. Алкоголизм Определение В этой главе я ставлю тему алкоголизма на первое место , поскольку на сегодняшний момент очень многие люди страдают именно от алкогольной зависимости. Подсчитано, что 4% населения ФРГ являются алкоголиками. Это приблизительно 2,5 миллиона человек (1979). Часто складывается впечатление, что проблема злоупотребления алкоголем не столь опасна для общества и менее интересна, нежели проблема злоупотребления наркотиками. Конечно, она возможно и не настолько экзотична, как проблема тех, кто нюхает кокаин, не столь драматична, как героиновая зависимость, но в общественно — политическом смысле имеет, отнюдь, не меньшее значение.

В психоанализе само собой на первый план выдвигаются проблемы. влечений людей с алкогольной зависимостью. Орально — сосущее поведение людей с алкогольной зависимостью столь очевидно, что позволяет углядеть в этом продолжение поведения младенца по отношению к материнской груди. Бутылка или стакан могут иметь даже преимущество по сравнению с материнской грудью, поскольку они всегда есть в распоряжении.

Акт выливания подразумевает действие алкоголя, заключенного в пиве, вине или водке; это легкое возбуждающее и в то же время успокаивающее действие. После такого благоприятного опыта человек, в особенности, внутренне опустошенный или испытывающий сильное беспокойство, будет снова искать алкогольное наслаждение. Все возрастающие у алкоголиков толерантность (привыкание) к действию алкоголя, требующая повышения доз, и похмельный синдром создают дополнительные условия, способствующие повышению алкогольной зависимости. Психодинамика Как непосредственное поглощение, так и действие алкогольных напитков, выступают в качестве защитных механизмов, которые защищают алкоголика от невыносимых внутренних душевных состояний. Это могут быть чувства страха, вины, стыда, не отражающиеся, как и при неврозах или психозах, или психосоматических расстройствах, с помощью специфических защитных механизмов, а просто — напросто алкоголем. Тем самым строгие запреты и предписания , а , образно выражаясь, в алкоголе. Человек в алкогольном опьянении побеждает свои депрессивные чувства, буквально, маниакальным образом, и в иллюзии опьянения забывает свои мучительные заботы.

В последнее время (1987) все больше внимания обращают на саморазрушительный аспект алкоголизма, ведь злоупотребление алкоголем ведет к замедленному самоуничтожению. В этой связи я, не затрагивая социальных последствий алкоголизма и связанных с этим индивидуальных бед и личностных катастроф, особенно обращаю внимание на токсическое действие алкоголя на печень, желудочно — кишечный тракт и нервную систему.

Если алкоголики подвергаются психоанализу, что случается не так уж часто, то они демонстрируют разрушительные процессы (действовавшие до этого лишь в психике алкоголика) непосредственно в отношениях между анализандом и аналитиком. Здесь точно так же, как и у пациентов с психосоматическими расстройствами или делинквентным поведением, действуют принципы (Фрейд, 1920). Либо пациент чувствует себя страдающим по вине психоаналитика, который им злоупотребляет, который эксплуатирует его или обращается с ним жестоко, либо он переворачивает картину (тогда пациент ведет себя в отношении психоаналитика так, чтобы тот чувствовал, что им злоупотребляют, заставляют страдать, считают никому не нужным).

Это образец интеракции, в которой одна власть мстит другой. При этом не следует упускать из виду известное удовольствие от того, что мучаешь или подвергаешься мучению, удовольствие, которое встречается при садистических и мазохистских перверсиях (ср. гл. VI. 8. ). Частота проявлений садистических и мазохистских стереотипов поведения при лечении алкоголиков говорит о том, что отношение между алкоголиком и алкогольным напитком по сути своей отношение садо — мазохистское. Алкоголь действует не только возбуждающе и успокоительно.

Казуистика Существует, однако, невротический тип лиц, злоупотребляющих алкоголем, который можно продемонстрировать на следующем примере: На начало лечения пациенту было 27 лет (аптекарь по профессии). Он страдал от страха, угнетавшего его в опасных ситуациях, и чувствовал себя легко поддающимся влиянию своей жены и служащих. С помощью алкоголя он довольно эффективно заглушал этот страх. До восьми лет он рос без отца, а после возвращения того с войны болезненно переживал, что обе его сестры — восьми и десяти лет — являются любимицами отца. И отношения с матерью оставляли желать лучшего. Мальчик чувствовал себя брошенным на произвол судьбы обоими родителями, при чем ощущал это прежде всего тогда, когда он хотел чего — то и нуждался в том, в чем непременно требовалась поддержка родителей.

Попытки психотических вспышек вели к мучительному чувству вины, которое наряду со страхом было столь невыносимо, что выпитый в такой ситуации алкоголь действовал очень освобождающе. Бегство в алкоголизацию должно было сигнализировать родителям, что он беззащитен, находится в отчаянии и не знает, как и что может ему теперь помочь. Результатом как раз оказалось обратное: его стали ценить еще меньше, чем раньше, наказывали большим неуважением и компрометировали. Психоанализ остался для него единственной возможностью получить доверительного участника отношений, который несмотря на его рецидивы неизменно был на его стороне. При таких благоприятных обстоятельствах удалось объяснить страхи в ситуации неизвестности, например, страх перед наказанием от отца, которого пациент боялся. В то же время удалось прояснить, что злоупотребление алкоголем представляло своего рода сигнал, призванный привлечь внимание к собственным бедствиям и нужде, проверить, тем самым, важнейших участников отношений на предмет неизменности их чувств к нему, несмотря на обременительность его поведения. При этом было — с известным драматизмом — установлено, что важнейшие участники отношений пребывают в плену общественных предрассудков, не позволяющих им разглядеть скрытые за пьянством невротические конфликты, с относящимися к ним страхами и чувствами вины и стыда. Поэтому выравнивать дисбаланс в отношениях с ближайшими родственниками должны были другие люди — аналитик и подруга, которая воспринимала пациента без предубеждений и стремилась помочь ему добраться до своих невротических проблем и решить их.

П. Куттер. Современный психоанализ. СПб., 1997.

Использованные источники: azps.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Алкоголизм сняться с учета

  Алкоголизм не берут в армию

  Кодирование от алкоголизма табачников

Предпосылки алкогольной зависимости родом из детства

Сегодня речь пойдет про одну из форм зависимости – АЛКОГОЛЬ.

Алкоголь – это психоактивное вещество, которое при злоупотреблении угнетает деятельность центральной нервной системы и вызывает интоксикацию организма, т.е. отравление. Последствиями такого злоупотребления могут быть тяжелые психические расстройства.

Очень часто алкоголизм является причиной нанесения вреда, как здоровью самого пьющего человека, так и его близким людям, в частности семье, а также обществу в целом.

С точки зрения психоанализа, алкогольная зависимость имеет «оральный» характер. Что это означает? З.Фрейд выделил определенные стадии развития ребенка. Самая первая стадия «оральная», возраст ребенка от 0 до 18 месяцев. В «оральной» фазе главную роль играет дуальное отношение между ребенком и матерью. Серьезные нарушения в отношениях между ними вызывают детскую психическую травму. Ребенку требуются приложить огромные усилия по преодолению этих нарушений, которые способны в последующем приводить к психическим болезням, а они в свою очередь приводят к алкогольной, а также наркотической зависимости.

Замечено, что алкогольной зависимостью страдают люди, по причине слишком долгого кормления грудью в раннем детстве. Они склонны к бессознательному упорству «получать», не прикладывая к этому много усилий. Не случайно питье, равно как и курение и еда приобретает характер пагубной привычки. Ведь это легкий способ получить удовлетворение от жизни.

Психологический разрыв (депривация) связи с матерью, особенно в тех ситуациях, когда ее поддержка особенно требуется ребенку, существенным образом отражается на его психике. Депривация может быть как полной, при отказе от ребенка в младенчестве, так и частичной, при долговременной разлуке.

Другая сторона этой медали – гиперопека. Это чрезмерная, избыточная забота о ребенке матери, защита его от всех реальных и вымышленных опасностей, невзирая на возраст. Такая «забота» полностью лишает самостоятельности ребенка, он не в состоянии взять ответственность за свою жизнь.

Дистантное отношение матери по отношению к ребенку – это отсутствие эмоциональной связи, когда потребности и интересы матери важнее взаимных интересов, также отрицательно влияет на психику ребенка. Часто в такой ситуации матери размышляют так, что ребенок накормлен, напоен, одет, обут и больше ему ничего не надо.

Серьезные нарушения психике наносит осознание ребенком того факта, что он является «нежелательным» ребенком. При этом он испытывает чувство вины – одно из основополагающих чувств алкоголика. Это чувство сопровождает его всю жизнь. За что, спросите вы? За то, что своим рождением он принес много трудностей семье.

Это далеко не все примеры, которые травмируют детскую психику в такой важный для его развития период. На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что психическую травму в раннем детстве ребенок получает из-за недостатка любви и участия и во многих смыслах переживает плохое с ним обращение, если не сказать — жестокое.

По мере взросления у человека возникает давящее, преследующее состояние, он стремится убежать от этого воздействия и ищет защиты. Очень часто люди с такими психическими нарушениями заболевают психозом, психосоматическими расстройствами или оказываются преступниками. От чего же «защищает» алкоголь?

Прежде всего, от невыносимых внутренних состояний. Это могут быть: чувство тревоги, страха, вины, стыда, депрессивное состояние, чувство беспомощности в одиночестве из-за чрезмерного страха и неспособности к самостоятельной жизни, страх быть покинутым лицом, с которым имеется тесная связь, и остаться предоставленным самому себе.

В момент опьянения человек расслабляется, негативные чувства отступают на задний план, а с ними и повседневные заботы и хлопоты, «отключаются» запреты и предписания. А на первый план выступают фантазии в отношении реальности алкоголика. В фантазиях он становится свободным от личностных и социальных обязательств, он становится смелым, всемогущим и т.д. Таким образом, он убегает от преследующей, давящей, наказывающей реальности.

Алкоголь является легко возбуждающим и в то же время успокаивающим средством. Поэтому человек внутренне опустошенный все снова и снова ищет алкогольное наслаждение, для того, чтобы освободиться от внутреннего душевного беспокойства. А частое употребление приводит к привыканию организма к алкоголю, требуя все большей и большей дозы. Затем наступает похмелье, которое, как вы понимаете, еще больше засасывает человека в эту трясину. Таким образом, наступает алкогольная зависимость, которая приводит как к психическому, так и к физическому ущербу здоровья, препятствует нормальной жизнедеятельности человека.

Алкоголизм – это медленное самоубийство. Ведь оно пагубно влияет на здоровье человека, разрушая печень, почки, мозг, желудочно-кишечный тракт, нервную систему.

Немаловажную роль в проблеме алкоголизации имеет со-зависимость ближайших родственников. О ней мы поговорим в ближайшее время.

Использованные источники: entertaining-psychology.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Алкоголизм сняться с учета

  Алкоголизм не берут в армию

  Кодирование от алкоголизма табачников

  Алкоголизм марианны вертинской

Психоаналитическое направление

Среди концепций психологических предпосылок алкоголизма значительную популярность за рубежом сохраняют психоаналитические. Их общим источником является утверждение 3. Фрейда, что раздражение алкоголем слизистой рта вызывает ощущения, сходные с наслаждением, испытываемым ребенком на оральной стадии развития сексуальности — при сосании материнской груди. С точки зрения психоаналитиков, влечение к алкоголю, так же как и другие патологические влечения, выступает как возврат (регрессия) к более ранней стадии развития, а именно к детским сексуальным переживаниям. Удовольствие, получаемое от злоупотребления алкоголем, С. Радо (Rado, 1933) называл фармакотоксическим оральным оргазмом.

Влечение к алкоголю возникает, согласно концепции этих авторов, как средство ухода от реальности, защиты собственного «Я» от окружающего мира. В его возникновении особую роль играет нарушение отношений с родителями в раннем возрасте, прежде всего отвержение со стороны матери. Алкоголик испытывает бессознательное или до известной степени сознаваемое томление по физической теплоте, по приятным кожным ощущениям, по материнской ласке, по чувству легкости и теплоты в желудке, и все это вместе сливается с томлением по безопасности, уверенности, самоуважению, а порой и всесильности (см.: Сегал, 1967).

В рамках психоанализа можно выделить несколько концепций. Согласно одной из них (Brill, 1919), алкоголизм рассматривается, как бегство от тревожащих гомосексуальных импульсов, запретных мыслей и чувства вины, связанных с мастурбацией. Е. Беглер (Begler, 1946) видел в алкоголизме отражение псевдомазохистических мотивов субъекта, который, отравляя себя алкоголем, тем самым символически убивает холодную и отвергающую его мать, с которой он себя подсознательно прочно идентифицировал. От прямой конфронтации с матерью больного удерживает страх перед возможной расплатой, поэтому враждебная зависимость от матери преследует больного алкоголизмом на протяжении всей его жизни. Потребность в зависимости и ее фрустрация — один из излюбленных сюжетов психоаналитиков, занимающихся проблемами алкоголизма. Они утверждают, что алкоголизм представляет собой защиту от депрессии, возникшей в результате длительной и многократно повторяющейся фрустрации «оральной» потребности в зависимости. Первичную предрасположенность к алкоголизму составляет переживание неудовлетворенности этой потребности в раннем детстве, вторичную—в период юности.

Алкоголизму, как правило, предшествует эмоциональная неадекватность, невротичность. Результатом такого развития являются характерные с позиций психоанализа симптомы депрессии: низкое самоуважение, мазохистическое самообвинительное поведение, суицидные мысли, колебания настроения, чувство изоляции и одиночества (Сох, 1979). К. Менингер (Meninger, 1938) главное внимание уделял саморазрушительным побуждениям у больных алкоголизмом, обозначив впервые это заболевание как хронический суицид. Он также признавал роль раннего эмоционального опыта в формировании алкоголизма, обращая особое внимание на амбивалентные отношения с родителями, порождающие у алкоголика бессознательное желание уничтожить объекты своей любви и одновременно страх потерять их. Обращение к алкоголю — это перенос на самого себя агрессии, которая не может в силу действия культурных табу быть адресована ее действительным виновникам.

Еще один психоаналитик X. Тьебо (Tiebout, 1951) полагал, что при алкоголизме имеет место бессознательная потребность в доминировании, сочетающаяся с чувством одиночества и изоляции.

Обобщая многочисленные точки зрения на проблему, высказанную его предшественниками, Р. Найт (Knight, 1937) считает, что причиной алкоголизма во всех случаях является выраженная фрустрация каких-либо значимых потребностей субъекта, тогда как алкоголь способствует примирению больного с неизбежностью этих фрустраций.

Использованные источники: www.medical-enc.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Алкоголизм сняться с учета

  Алкоголизм пятна на щеках

  Действие на мужчин алкоголизма

Психоаналитическое понимание алкоголизма и наркомании

Психоанализ рассматривает алкоголизм и наркоманию с точки зрения тех эмоциональных факторов, которые побуждают человека к зависимому поведению.
Страдания, которые зависимые личности пытаются облегчить посредством алкоголя или наркотиков, отражают базовые трудности с сфере саморегуляции, включающей четыре основные аспекты человеческой жизни: чувства, самооценку, личные отношения и заботу о себе. Человек не склонен к химической зависимости, если он находится в согласии с самим собой и способен адекватно выражать собственные чувства, если он поддерживает зрелые отношения с другими людьми и способен заботиться о себе.

Основной мотивацией пагубного пристрастия является использование алкогольного или наркотического эффекта в качестве своего рода «самолечения» для облегчения напряженности и трансформации болезненных и непереносимых чувств. Независимо от того, что подтолкнуло человека к использованию химических веществ, зависимое поведение предполагает наличие изъянов в эмоциональной жизни; алкоголь и наркотики представляют собой отчаянную попытку контролировать эмоции, которые иначе кажутся неподвластными. Могучая способность различных химических веществ изменять чувства приобретает для них огромную притягательность. Алкоголь или наркотики становятся способом преодоления чувства беспомощности и восстановления ощущение силы.

Хотя наркоманы пробуют и употребляют разные наркотики, на вопрос о предпочтениях большинство из них отвечают, что предпочитают какое-то одно вещество. Просто поразительно, как при своей неспособности выразить и назвать переживаемые чувства они могут описать эффекты, вызванные разными наркотиками, и пояснить, почему они предпочитают тот или иной вид наркотических веществ. Алкоголь и наркотики становятся своего рода «протезами». Эти вещества служат мощным средством против внутреннего чувства пустоты, дисгармонии и душевной боли. Для некоторых людей с хронически заниженной самооценкой такими спасителями становятся дарующие энергию какаин или амфетамин, которые противостоят состояниям инертности и скованности. Те, у кого внутренняя дисгармония вызывает возбуждение или гнев, с радостью воспользуются успокаивающим действием опиатов. А алкоголь и другие седативные вещества со смягчающим эффектом будут «магически» действующим снадобьем для людей, которые не признаются ни себе, ни другим в потребности в комфорте и контакте.

Использование алкоголя и наркотиков в качестве опоры серьезно усугубляет положение аддикта. Зависимость приводит к болезненным побочных эффектам, передозировке, мучительным симптомам похмелья и «ломки», вызывает физические мучения и дисфункции, связанные с неизбежным распадом личности и различными болезнями, которые сопровождают алкоголизм и наркомания.

Аддиктивная личность защищает поврежденное и уязвимое Я с помощью саморазрушающих защит: отказа от реальности, утверждения собственной самодостаточности, агрессии и бравады. За это приходится платить чувством изоляции и обеднением эмоциональной сферы.

Аддиктивные индивиды страдают от того, что не чувствуют себя «хорошими» и поэтому не способны удовлетворить свои потребности или установить удовлетворяющие их отношения с другими людьми. Зачастую они также прибегают к бутылке, чтобы освободиться от уничижительной самокритики, так как обнаружили, что находясь под влиянием алкоголя они относятся к себе добрее. Они мечутся между самопожертвованием и эгоцентризмом; требующая и ожидающая позиция быстро сменяется презрительным отвержением помощи и отказом признать свою потребность. Под холодностью и отчуждением часто скрываются более глубинные чувства стыда и собственной неадекватности.

Как демонстрируют клинические исследования в детстве аддиктивных индивидов часто обнаруживается травмирующее, оскорбительное или пренебрежительное поведение родителей. Саморазрушительный, самокарающий характер алкогольной или наркотической зависимости становится прямым следствием жесткого обращения с ними в детстве.

Психоаналитик Карл Меннингер утверждает, что в алкоголизме, наряду с самодеструктивной тенденцией по отношению к себе, которую он называет «хроническое самоубийство» находит выражение скрытая бессознательная месть, обращенная к значимому другому. Месть взрослого человека обычна целенаправленна и отличается ярко выраженной внешней агрессивностью. Например, взрослый человек, рассердившись на своего отца, в ответ на обиду не станет устраивать пьяный дебош, а просто порвет с ним всякие отношения. Алкоголик же не может подвергать себя риску потерять объект привязанности, какие бы горькие чувства он к нему не испытывал. Алкоголик ошибочно принимает друзей и близких за воображаемых врагов и угрожает тем, кого любит, отождествляя их с объектом из прошлого, в отношениях с которым он пережил ненависть. Таким образом, алкоголик страдает вдвойне: во-первых, от желания уничтожить объект любви; во-вторых, из-за боязни потерять его. Противоречивость алкоголика, его постоянные метания от любви к ненависти и обратно являются отражением страдания, которое ему пришлось когда-то испытать.

По мнению Меннингера алкоголик занимает пассивную жизненную позицию, которая обусловлена чувством собственной неполноценности, завистью и оральной зависимостью. Однако, пассивная роль в жизни не умаляет его агрессивности. По отношению к объектам ненависти пассивность пьяницы приобретает явно выраженный агрессивный характер. Именно поэтому патологическое влечение к спиртному часто достигает своего апогея сразу же после вступления в брак. Муж, имеющий предрасположенность к алкоголизму, ждет от своей жены материнской ласки, к чему нормальная женщина совершенно не готова. Это вызывает у нее протест, ибо она надеялась обрести партнера, за которым будет «как за каменной стеной». В результате звучат упреки в холодности, и алкоголик расписывается в собственной мужской несостоятельности и неспособности нести груз ответственности за семью. Разочарованный он начинает тянуться к бутылке, которая одновременно является и наградой, и средством проявления замаскированной агрессии по отношению к жене.

Забота о себе — это психологическая способность, включающая в себя проверку реальности, рассудительность, самоконтроль, умение воспринимать сигналы тревоги и видеть причинно-следственные связи. Способность заботиться о себе в явной форме выражена у взрослых в виде разумного планирования и осуществления деятельности, предчувствия вероятного вреда или опасности. В ситуации угрозы человек испытывает предупреждающие его эмоции — страх, беспокойство или стыд.

Дефицит способности заботиться о себе у аддикта приводит к снижению способности к самозащите. Общеизвестны смертельные последствия воздействия пьянства на страдающих алкоголизмом, широко описана опасность наркотического стиля жизни и соответствующего ему окружения. Но все это не может препятствовать влечению наркомана к объекту своей зависимости. Исходя из этого логично предположить, что люди с алкогольной и химической зависимостью переживают сознательные и бессознательные суицидальные импульсы, стремятся навстречу риску и опасности. Подобное заключение подтверждается данными о том, что среди таких людей число самоубийств резко превышает обычные показатели. Существует и другое, по-видимому, более верное объяснение этого факта: под влиянием алкоголя и наркотиков аддикты просто не могут предчувствовать и оценивать опасность, которой они подвергают собственную жизнь.

Используемая литература:

Карл Меннингер. Война с самим собой. М. «ЭКСМО-Пресс». 2000.

Психология и лечение зависимого поведения. Под ред. С.Даулинга. М. «Класс». 2000.

Использованные источники: www.yagniuk.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Алкоголизм сняться с учета

  Алкоголизм не берут в армию

  Алкоголизм пятна на щеках

Фрейд об алкоголе

Фрейд приоткрыл для меня одну из завес психики. В частности: зачем временами я стремлюсь к интоксикации собственного организма… Да, товарищи, все из-за того же – стремление к получению психического удовольствия.

Обратите внимание, что здесь же дано некоторое объяснение феномену банкетов, которые превратились в событие “ must ” после каждой конференции… Эх, алкоголь.

(читать нужно от одной желтой вертикальной пометки до другой, то бишь весь разворот)

На другой странице:

«Под влиянием алкоголя взрослый человек опять превращается в ребенка, которому доставляет удовольствие свободное распоряжение течением своих мыслей без необходимости соблюдать логическую связь»

Использованные источники: mungopark.livejournal.com

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Кодирование от алкоголизма табачников

  Алкоголизм марианны вертинской

  Алкоголизм пятна на щеках

  Действие на мужчин алкоголизма

П. Куттер. Современный психоанализ >> 7. 1. Алкоголизм Определение В этой главе я ставлю тему алкоголизма на первое место , поскольку на сегодняшний момент очень многие люди страдают им.

7. 1. Алкоголизм Определение В этой главе я ставлю тему алкоголизма на первое место , поскольку на сегодняшний момент очень многие люди страдают именно от алкогольной зависимости. Подсчитано, что 4% населения ФРГ являются алкоголиками. Это приблизительно 2,5 миллиона человек (1979). Часто складывается впечатление, что проблема злоупотребления алкоголем не столь опасна для общества и менее интересна, нежели проблема злоупотребления наркотиками. Конечно, она возможно и не настолько экзотична, как проблема тех, кто нюхает кокаин, не столь драматична, как героиновая зависимость, но в общественно — политическом смысле имеет, отнюдь, не меньшее значение.

В психоанализе само собой на первый план выдвигаются проблемы. влечений людей с алкогольной зависимостью. Орально — сосущее поведение людей с алкогольной зависимостью столь очевидно, что позволяет углядеть в этом продолжение поведения младенца по отношению к материнской груди. Бутылка или стакан могут иметь даже преимущество по сравнению с материнской грудью, поскольку они всегда есть в распоряжении.

Акт выливания подразумевает действие алкоголя, заключенного в пиве, вине или водке; это легкое возбуждающее и в то же время успокаивающее действие. После такого благоприятного опыта человек, в особенности, внутренне опустошенный или испытывающий сильное беспокойство, будет снова искать алкогольное наслаждение. Все возрастающие у алкоголиков толерантность (привыкание) к действию алкоголя, требующая повышения доз, и похмельный синдром создают дополнительные условия, способствующие повышению алкогольной зависимости. Психодинамика Как непосредственное поглощение, так и действие алкогольных напитков, выступают в качестве защитных механизмов, которые защищают алкоголика от невыносимых внутренних душевных состояний. Это могут быть чувства страха, вины, стыда, не отражающиеся, как и при неврозах или психозах, или психосоматических расстройствах, с помощью специфических защитных механизмов, а просто — напросто алкоголем. Тем самым строгие запреты и предписания , а , образно выражаясь, в алкоголе. Человек в алкогольном опьянении побеждает свои депрессивные чувства, буквально, маниакальным образом, и в иллюзии опьянения забывает свои мучительные заботы.

В последнее время (1987) все больше внимания обращают на саморазрушительный аспект алкоголизма, ведь злоупотребление алкоголем ведет к замедленному самоуничтожению. В этой связи я, не затрагивая социальных последствий алкоголизма и связанных с этим индивидуальных бед и личностных катастроф, особенно обращаю внимание на токсическое действие алкоголя на печень, желудочно — кишечный тракт и нервную систему.

Если алкоголики подвергаются психоанализу, что случается не так уж часто, то они демонстрируют разрушительные процессы (действовавшие до этого лишь в психике алкоголика) непосредственно в отношениях между анализандом и аналитиком. Здесь точно так же, как и у пациентов с психосоматическими расстройствами или делинквентным поведением, действуют принципы (Фрейд, 1920). Либо пациент чувствует себя страдающим по вине психоаналитика, который им злоупотребляет, который эксплуатирует его или обращается с ним жестоко, либо он переворачивает картину (тогда пациент ведет себя в отношении психоаналитика так, чтобы тот чувствовал, что им злоупотребляют, заставляют страдать, считают никому не нужным).

Это образец интеракции, в которой одна власть мстит другой. При этом не следует упускать из виду известное удовольствие от того, что мучаешь или подвергаешься мучению, удовольствие, которое встречается при садистических и мазохистских перверсиях (ср. гл. VI. 8. ). Частота проявлений садистических и мазохистских стереотипов поведения при лечении алкоголиков говорит о том, что отношение между алкоголиком и алкогольным напитком по сути своей отношение садо — мазохистское. Алкоголь действует не только возбуждающе и успокоительно.

Казуистика Существует, однако, невротический тип лиц, злоупотребляющих алкоголем, который можно продемонстрировать на следующем примере: На начало лечения пациенту было 27 лет (аптекарь по профессии). Он страдал от страха, угнетавшего его в опасных ситуациях, и чувствовал себя легко поддающимся влиянию своей жены и служащих. С помощью алкоголя он довольно эффективно заглушал этот страх. До восьми лет он рос без отца, а после возвращения того с войны болезненно переживал, что обе его сестры — восьми и десяти лет — являются любимицами отца. И отношения с матерью оставляли желать лучшего. Мальчик чувствовал себя брошенным на произвол судьбы обоими родителями, при чем ощущал это прежде всего тогда, когда он хотел чего — то и нуждался в том, в чем непременно требовалась поддержка родителей.

Попытки психотических вспышек вели к мучительному чувству вины, которое наряду со страхом было столь невыносимо, что выпитый в такой ситуации алкоголь действовал очень освобождающе. Бегство в алкоголизацию должно было сигнализировать родителям, что он беззащитен, находится в отчаянии и не знает, как и что может ему теперь помочь. Результатом как раз оказалось обратное: его стали ценить еще меньше, чем раньше, наказывали большим неуважением и компрометировали. Психоанализ остался для него единственной возможностью получить доверительного участника отношений, который несмотря на его рецидивы неизменно был на его стороне. При таких благоприятных обстоятельствах удалось объяснить страхи в ситуации неизвестности, например, страх перед наказанием от отца, которого пациент боялся. В то же время удалось прояснить, что злоупотребление алкоголем представляло своего рода сигнал, призванный привлечь внимание к собственным бедствиям и нужде, проверить, тем самым, важнейших участников отношений на предмет неизменности их чувств к нему, несмотря на обременительность его поведения. При этом было — с известным драматизмом — установлено, что важнейшие участники отношений пребывают в плену общественных предрассудков, не позволяющих им разглядеть скрытые за пьянством невротические конфликты, с относящимися к ним страхами и чувствами вины и стыда. Поэтому выравнивать дисбаланс в отношениях с ближайшими родственниками должны были другие люди — аналитик и подруга, которая воспринимала пациента без предубеждений и стремилась помочь ему добраться до своих невротических проблем и решить их.

П. Куттер. Современный психоанализ. СПб., 1997.

Использованные источники: azps.ru