Алкоголизм в зоне ато

Алкоголизм в зоне АТО: Чем дальше, тем сложнее

Татьяна Святенко, 112.ua

Проблема злоупотребления алкоголем бойцами АТО в зоне боевых действий с наступлением холодов, затишья и общей напряженности набирает обороты. О раненых и погибших «по пьяни» бойцах говорят сами военные и волонтеры. Проблема не нова. Скорее, ей стали придавать гласности. Сами военнослужащие уверены: пьет ли личный состав того или иного подразделения, зависит от командира, от дисциплины и от желания конкретного бойца выжить любой ценой.

Татьяна Святенко

Татьяна Святенко

Татьяна Святенко, 112.ua

Пьют в зоне АТО далеко не все бойцы, но многие. И это приводит к плачевным последствиям. К примеру, в одном из подразделений батальона «Айдар» еще с начала лета есть правило: перед тем, как зайти в помещение, где живут бойцы, оружие необходимо разрядить и оставить на входе. «Ситуации бывают разные, вокруг – напряженная обстановка. В конце концов, никто не отменял человеческого фактора – бойцы могут банально поспорить между собой. Это правило было введено в первую очередь для того, чтобы чуть что — не хватались за оружие. И тем более, чтобы не хватались за оружие выпившими», — рассказал командир подразделения. Такой подход является более чем грамотным. В другом подразделении этого же батальона беды избежать не удалось: выпивший боец с гранатами в разгрузке банально не удержал равновесия, упал, граната сдетонировала, и в результате боец потерял руку и ногу.

Новости по теме

Новости по теме

Бойцы другого добровольческого батальона, которые несут службу на блокпостах не на линии фронта, открыто признались в постоянном употреблении алкоголя: «Да, мы действительно постоянно пьем, но немного и не во время нарядов. Учитывая то, что нам постоянно приходится выполнять функции милиции в окрестных поселках, насмотрелись уже многого. Есть, например, вызов: там-то и там-то труп. Мы выезжаем вместе с местными операми для усиления. Заходим в дом. А там, судя по запаху, этот труп лежит уже далеко не первый день, а в соседней комнате все родственники бухают. И как после увиденного и услышанного по возвращении не выпить? Мы тут в алкоголиков не превращаемся, но реальность диктует свои условия. Иногда, правда, курим – тоже, чтобы расслабиться».

Негодуют в вопросах употребления алкоголя и сами бойцы: «До победы – сухой закон. Друзья, то, что я скажу, неприятно.. Но я должен сказать.. За две недели только по моим данным в результате всего ДВУХ (. ) происшествий, вызванных злоупотреблением алкоголем на передовой, погибло 12 и ранено 14 человек. Одни устроили пожар — и рванул боекомплект, вторые по пьяни решили пострелять из миномёта. Постреляли. Мы их всё равно хороним героями, о правде молчим, но нужно вбить всем в голову: до Дня Победы — СУХОЙ ЗАКОН! Волонтеры, говорите с пацанами. Так нельзя», — написал Максим Музыка, один из бойцов, находящийся сейчас на ротации.

Новости по теме

Новости по теме

Не менее пугающей информацией обладает волонтер Роман Синицын, который занимается обмундированием военнослужащих. «Бойцы батальона X на блокпосту обстреляли ГАЗ-66 батальона Y. 2 — 200. Разбирали за столом гранату. 2 – 300. Разрыв кумулятивного снаряда РПГ-18 в помещении. 1 — 200, 4-300. Стреляли из миномета. 6 — 200. Нацгвардия обстреляла батальон X. 2 — 200. Конечно, никто не скажет, как было на самом деле. Цинковый гроб, медалька и наградное письмо. А вы и дальше передавайте бухло знакомым и родственникам в АТО, ведь праздники на носу, а значит медалек и наградных писем будет, ой, как больше», — написал Синицын на своей странице в Facebook.

В то же время командиры бойцов, которые на сегодняшний день находятся в районе Мариуполя, смогли, помимо прочего, уговорить местный бизнес не продавать алкоголь военнослужащим. «Военнослужащим не продаем спиртные, слабоалкогольные напитки, пиво – вот что произошло в магазинах сел под Мариуполем после захода туда регулярных войск и беседы командиров с местными властями и руководителями бизнеса», — написал на своей странице в Facebook офицер 79-й бригады Дмитрий Марченко.

Проблема злоупотребления алкоголем среди военнослужащих есть не только в зоне АТО. Военная прокуратура регулярно открывает уголовные дела по факту гибели солдат в частях. Как правило, к смерти и увечьям приводит все тот же алкоголь.

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику «Мнение», ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

Использованные источники: 112.ua

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Алкоголизм не берут в армию

  Кодирование от алкоголизма табачников

  Алкоголизм марианны вертинской

  Алкогольный синдром плода влияния алкоголизма родителей на потомство

Минобороны начало борьбу с пьянством среди бойцов АТО, из-за которого совершаются самоубийства и ДТП

Командиры на местах разработали свои методы борьбы с алкоголизмом.

Каждая шестая небоевая потеря в зоне АТО связана с употреблением алкоголя. Такую статистику накануне обнародовало Министерство обороны Украины. Об этом говорится в сюжете ТСН.19.30.

Аварии со смертельным исходом, увеличение случаев травматизма, самоубийства и даже убийства — все эти трагедии касались тех военных, которые не могли побороть в себе тягу к алкоголю.

Последний, вопиющий и резонансный случай, когда из-за нетрезвых военных произошла трагедия, — Константиновка. Тогда под гусеницами военной бронемашины оказалась женщина с двумя детьми.

Бороться с пьянством в зоне АТО Минобороны решило сразу по всем фронтам. Кроме дисциплинарных наказаний, военных начали наказывать рублем, лишая их премий. Но поскольку и это не всех останавливало, продавцам просто запретили продавать любой алкогольный напиток людям в погонах. Отучить бойцов от рюмки решили и военные психологи. Для этого издали специальную методичку.

«Речь идет о том, как именно должны работать командиры, как должны работать подразделения по работе с личным составом, относительно профилактики и выявления случаев выявления людей, которые склонны к употреблению», — рассказывает Сергей Галушка, заместитель руководителя управления информационных технологий министерства обороны Украины.

Командир роты 39-го батальона Виталий Коровьяковский говорит, что методичка — это хорошо, но солдаты и без нее должны понимать, что пьяным защитить себя даже с оружием в руках почти нереально. Он потерял своих бойцов на блокпосте именно из-за их пристрастия к алкоголю.

«Погибли у меня на блокпосту трое, тела которых я видел. Было двое пьяных. Просто из-за этого. Если бы они были трезвые, ну они не просто были навеселе, они просто очень сильно были пьяными. Если бы они были бы трезвыми, они бы, возможно, могли бы выжить», — рассказывает Виталий Коровьяковский.

После этого случая командир роты начал воспитывать солдат собственными методами, которые, как считает, более действенны, чем физические или финансовые.

«Напились, я забрал автоматы выдал им. сделал луки и стрелы», — говорит командир роты 39-го батальона.

Его подчиненный боец Дмитрий Рыжков говорит — главное хорошо усвоить, что здесь на войне от каждого зависит жизнь как бойцов-товарищей, так и мирных людей. Говорит, здесь все понимают, что во время боевых действий пережить стресс нелегко. Но алкоголь — плохой советчик. Впрочем, если солдаты не напиваются ,то и из-за «боевых» 50 граммов его никто не накажет.

«Ну когда 50 грамм выпиваешь перед сном, наверное, и ботинки не такими мокрыми кажутся и носки не такими вонючими, жизнь как-то лучше, но важно понимать, что наша трезвость — это наша обороноспособность. Когда ноги заплетаются — ты уже не совсем солдат», — говорит Дмитрий Рыжков.

Дмитрий говорит, что разработанную Министерством обороны методичку на передовой еще не видели. Но если командир на «своем» месте, то и без научных рекомендаций у личного состава будет и дисциплина и трезвый рассудок.

Боец шутит, воевать против вооруженных до зубов террористов только с луком и стрелами здесь не хочет уже никто.

Каждая шестая небоевая потеря в зоне АТО связана с употреблением алкоголя

Такую откровенно впечатляющую статистику накануне обнародовало Министерство обороны Украины. Аварии со смертельным исходом, увеличение случаев травматизма, самоубийства и даже убийства! Все эти трагедии касались тех военных, которые не могли побороть в себе тягу к алкоголю.

Использованные источники: ru.tsn.ua

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Алкоголизм сняться с учета

  Алкоголизм не берут в армию

  Кодирование от алкоголизма табачников

Минобороны Украины победило алкоголизм

В Минобороны Украины заявили о победе над алкоголизмом среди военнослужащих, находящихся в зоне так называемой антитеррористической операции в Донбассе. Об этом во вторник, 11 апреля, сообщает телеканал «112 Украина» со ссылкой на начальника Главного управления Военной службы правопорядка Игоря Криштуна.

Фото: Министерство обороны Украины/ Flickr

«Эта проблема была в 2014, 2015, 2016 годах. Проблема с алкоголем снизилась после увольнения мобилизованных», — рассказал генерал-майор во время брифинга.

По его словам, сейчас служба правопорядка изымает алкогольные напитки у военнослужащих, находящихся в зоне АТО.

Кроме того, за несколько месяцев нынешнего года в ВСУ удалось значительно улучшить состояние воинской дисциплины и по сравнению с тем же периодом 2016-го уменьшить на 23% количество правонарушений с участием силовиков, а также на 37% сократить количество не боевых безвозвратных потерь, передает сайт Минобороны Украины.

Еще одним важным направлением работы ВСП Криштун назвал предупреждение незаконного вывоза из зоны АТО оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. С этой целью Служба правопорядка совместно с органами Национальной полиции проводит профилактическую работу на блокпостах, вокзалах, в поездах и почтовых отделениях, через которые часто из Донбасса атошники пересылают домой запрещенные грузы. По информации ВСП, правоохранительными органами в 2017 г. уже открыты 65 уголовных производств за такие правонарушения.

Однако последние сообщения с восточного украинского фронта говорят о том, что победу над пьянством среди военных, ведущих перманентные боевые действия, Киев еще не скоро будет праздновать.

Вот только накануне стало известно, что группа бойцов ВСУ одного из подразделений из состава сил АТО, будучи под алкогольными парами, отказалась выполнять приказ командира, пыталась напасть на него. В результате офицер вынужден был отстреливаться. Как сообщили в штабе силовиков в Facebook, командир «произвел 3 предупредительных выстрела в воздух, а затем предупредительные выстрелы в землю и выстрел по ногам агрессивного нетрезвого военнослужащего». Пьяного освободителя Донбасса с огнестрельным пулевым ранением голени доставили в больницу Артемовска.

В июле 2016-го советник главы МВД Украины Зорян Шкиряк признал, что военнослужащие ВСУ массово употребляют алкоголь в Донбассе. Он даже назвал их прозвище среди атошников — «аватары».

О регулярном пьянстве среди украинских бойцов часто на брифинге рассказывают представители военных ведомств ЛНР и ДНР. Причем от беспорядочных обстрелов пребывающих под мухой силовиков страдают не только мирные жители народных республик, но и граждане Незалежной, находящиеся на территории Донбасса, подконтрольной властям Киева. Чаще всего «вэсэушники» пьют из-за того, что Киев задерживает ротацию военных на несколько месяцев по причине, в свою очередь, нехватки кадров.

Так, в начале января 2017 г. в районе Марьино украинские силовики «решили устроить праздничный салют из стрелкового оружия, в результате чего погибли двое и еще двое получили ранения», а «в 36-й отдельной бригаде морской пехоты в районе населенного пункта Широкино при тех же обстоятельствах погиб один и ранены двое морпехов», докладывал замкомандующего оперативным командованием ДНР Эдуард Басурин.

По его же данным, в ночь с 5 на 6 ноября 2016 г. пьяные военнослужащие ВСУ угнали танк из места расположения роты, выехали в населенный пункт Заря под Мариуполем в магазин. В центре городка они «совершили наезд на гражданский автомобиль, в котором находились трое гражданских лиц, которые от полученных травм скончались на месте», писало агентство ДАН.

Парадоксально, но вдали от фронта украинцы информацию из Луганска и Донецка стараются не замечать, считая ее пропагандой. Однако даже в штабе АТО понимают, что не все можно скрыть или выдать за фейки ДНР и ЛНР.

Использованные источники: utro.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Кодирование от алкоголизма табачников

  Алкоголизм пятна на щеках

  Кодировка от алкоголизма на янао

  Лекарство от алкоголизма снижающие тягу к спиртному

О пьянстве в зоне АТО и борьбе с ним: репортаж с Донбасса

Репортаж «Апострофа» из зоны АТО

В зоне АТО продолжает нарушаться запрет на продажу алкогольных напитков военнослужащим. В прошлое воскресенье поздно вечером корреспондент «Апострофа», путешествующая по Донецкой области, вместе с представителями общественной организации «Волонтерская сотня», стала свидетелем того, как продавец на одной из заправок близ Курахово продал одному из бойцов две бутылки пива. Выяснилось, что продавец на заправке готов продавать алкоголь всем желающим, а попытка призвать нарушителя к порядку с помощью коменданта Курахово дала понять, что в прифронтовых районах давно действуют законы 1990-х годов, только в полукриминальных разборках участвуют военные.

Поздним воскресным вечером мы с представителями общественной организации «Волонтерская сотня» приезжаем на заправку в Курахово и видим, как мужчина средних лет в камуфляжной форме покупает две бутылки пива. Зафиксировать факт покупки не удается — боец быстро выходит на улицу.

С марта этого года в Донецкой области действует распоряжение тогдашнего председателя местной военно-гражданской администрации Александра Кихтенко о полном запрете продажи алкогольных и слабоалкогольных напитков военным. Глава области обещал лишать лицензий нарушителей и устраивать им «драконовские проверки». Однако ни приказ Кихтенко, ни угроза штрафа, ни попытки самих командиров наказывать за пьянство с помощью заключения провинившегося в клетку или специально вырытую яму (говорят, есть и такие воспитательные методы) пока особого эффекта не возымели. Когда есть возможность купить алкоголь, многие бойцы его покупают, когда нет — находят способ достать, даже если ради этого, к примеру, приходится обменять запасы тушенки своего же подразделения на самогонку, которую делают местные.

Но в Курахово, как нам рассказали позже, надо просто знать места, где продажу алкоголя военным никто не отменял. Чтобы получить доказательства этого, приходится пойти на военную хитрость и попросить одного из наших водителей-волонтеров, на котором — камуфляж, сделать контрольную закупку. Он заказывает кока-колу, сигареты, кофе и бутылку пива. Продавец с готовностью пробивает чек.

В стороне от кассы за этим процессом наблюдает Наталья Воронкова — исполнительный директор и волонтер «Сотни», а по совместительству и советник замминистра обороны. Убедившись, что в этот раз видеодоказательство есть, она подходит к продавцу и интересуется, почему, несмотря на запрет, бойцам продают алкоголь, и требует, чтобы на заправку немедленно приехал управляющий. Продавец послушно набирает руководство, однако на том конце телефона ожидаемо отказываются приехать, объясняя это тем, что на дворе — поздний воскресный вечер. Тогда Наталья Воронкова, вооружившись своими контактами, вызывает на заправку военного коменданта Курахово.

Продавец всеми силами оправдывается и говорит, что покупатели, которые теперь обвиняют ее в нарушении, не показали документы и с самого начала не представились. «Я низкий человек. Я выполняю свою работу. Нам не сказали не продавать. В Курахово есть еще магазины, где продаются спиртные напитки», — заявляет она. На просьбу волонтеров указать эти магазины продавец, естественно, отвечает отказом.

Кураховский Клондайк

Первыми на заправке появляются местные бойцы батальона «Киев-1» (был создан в прошлом году в структуре ГУ МВД Украины в городе Киеве). Один из них — Армен Никогосян, бывший медик «Медицинской сотни» Майдана, которого в свое время называли «Доктор Скорая помощь». Пока мы ждем приезда коменданта, Никогосян рассказывает о своих похождениях в Курахово: как он успел перессориться с местными пограничниками за попытки останавливать грузы, которые везут на неподконтрольную территорию окольными путями. «Я недавно закрыл на Марьинку дорогу, которая идет через посадки и собрал 80 машин (контрабанды), — рассказывает Никогосян. — А как-то остановил два ЗИЛа, которые вообще не имели права ехать, они должны были через фискальную службу идти, но их пропустили за взятку в 800 грн! Я это зафиксировал, вызвал коменданта, а он мне говорит — нет, наши не берут (взяток)!»

Армен Никогосян рассказывает и о мелких по сравнению со случаями контрабанды нарушениях: однажды он передал милиции человека, у которого на два года был просрочен паспорт — не была вовремя вклеена фотография. Но уже на следующее утро он увидел этого нарушителя опять, тот как ни в чем не бывало ехал через блокпост. «Я звоню начальнику милиции, — рассказывает боец. — Спрашиваю его: что за дела? А он мне начинает — ну, понимаешь, Армен…». Он говорит, что к нему тоже часто приходят и пытаются договориться: «Я им говорю: У тебя есть миллион? Нет? Тогда не договоримся, иди давай!».

Никогосян называет местные блокпосты Клондайком, говорит, что за пропуск грузов (на сторону сепаратистов) рассчитываются миллионами гривен, а за копеечные 300 грн пограничники пропустят любого, «хоть диверсанта, хоть террориста». Он очень резко говорит о некоторых военных, которые находятся в этом районе, называя их «пьяной быдлотой».

Кто в доме хозяин

Когда на территории заправки появляется военный комендант Сергей Турчинов, разговор сразу переходит на повышенные тона. Здесь он — человек новый, но бойцы «Киев-1» ему сразу дают понять, что к старожилам даже полковнику следует относиться с уважением. Спор едва не переходит в рукоприкладство, бойцы, не брезгуя крепким словцом, кричат на коменданта за то, что он, по их мнению, грубо поинтересовался, кто они такие. В этот момент вдруг вспоминаются лихие 1990-е, когда криминалитет устраивал разборки друг с другом или с правоохранительными органами. А здесь уже сами силовики, военные, пограничники в любой момент могут оказаться по разные стороны баррикад из-за борьбы за сферы полномочий.

Комендант Курахово Сергей Турчинов, несмотря на такой жесткий прием силовиков, начинает говорить с ними подчеркнуто вежливо, обращается к бойцам на «вы» и уверяет, что приехал, поскольку получил сигнал о нарушении запрета на продажу алкоголя военным. Его тон охлаждает пыл бойцов. И это к лучшему, потому что в команде поддержки коменданта — всего один прапорщик, приехавший вместе с ним на заправку из комендатуры.

«Не надо кричать, товарищи офицеры, — говорит Турчинов, заложив руки за спину. — Мне только что позвонили и сказали, что тут продают спиртное. Я каждый день ловлю этих солдат в городе. Но у меня всего один патруль на весь город». Согласно приказам командиров частей, военнослужащим в зоне АТО категорически запрещено заходить в бары, но если такое случается, то патруль военной комендатуры забирает бойцов из этих заведений и составляет на них админпротокол.

«На сегодняшний день у нас уже порядка 180 админпротоколов. По ним военнослужащего могут лишить премии, — рассказывает Турчинов. — Более того, сейчас всех раненых, которых привозят в наш кураховский госпиталь, сначала проверяют на наличие алкоголя в крови. Если обнаруживается, что боец получил ранение в состоянии алкогольного опьянения, его лишают выплат (за ранение). На основании моего протокола по ст. 178 (Кодекса Украины об административных нарушениях) за распитие спиртных напитков командир также составляет свой протокол, и суд может присудить нарушителю штраф. На выходе алкоголики за месяц получают в лучшем случае по 500 грн».

Турчинов рассказывает о случае, когда на днях боец умер после того, как принял слишком много спиртного. Наталья Воронкова уверена, что наказывать военных штрафами и лишать их выплат за ранение — недостаточно, чтобы справиться с пьянством на фронте. По ее мнению, следовало бы лишать за такое статуса участника АТО. Комендант разводит руками — это дело законодателей, но сам он, похоже, не против таких мер.

Пока мы беседуем, бойцы «Киев -1», поначалу враждебно встретившие Турчинова, успокаиваются и даже пожимают полковнику руку, как будто еще каких-то полчаса назад никто не крыл его матом и не обещал «порвать на части». Мы оставляем коменданта разбираться с продавцами заправки, а сами едем дальше — в Авдеевку. Местные бойцы предупреждают — лучше бы добраться до города до 12 ночи, потому что потом, как правило, начинаются обстрелы.

Вскоре мы оказываемся на одном из блокпостов. Посреди дороги — знак «Stop», у бетонного блока надписи «Проезда нет» и «Мины». Останавливаемся, выключаем фары, оставив только мигающую «аварийку». Однако никто так и не появляется из темноты для проверки документов. Мы в недоумении ждем, не понимая, что может встретить нас по ту сторону блокпоста.

Сзади появляется легковой автомобиль. Сначала он также замирает перед блокпостом, но потом объезжает наши машины и останавливается метрах в 70 от нас. Все напряженно ждут, молча перебирая в уме возможные причины отсутствия украинских военных на блокпосту. Сценарии, как на подбор, все — самые мрачные. И даже когда огни чужого автомобиля исчезают в темноте, беспокойство не отпускает. Но выхода нет — надо ехать вперед. Наши машины делают змейку между бетонными блоками перед блокпостом. Из сумрака вальяжно появляются два украинских бойца. Предъявляем паспорта, задаем резонный вопрос — почему на той стороне никого нет? Нам туманно объясняют, что хлопцы буквально вот только что стояли на местах, но потом ушли отдыхать, а смена, видимо, не подоспела. Остается порадоваться тому, что эти бойцы, по крайней мере, трезвы.

Использованные источники: apostrophe.ua

Related Post